image

24.11.2009

НАЦИОНАЛЬНЫЙ ВОПРОС. Автозвук №12/2009.

Если на всю эту причудливую глобализацию посмотреть в ультрафиолете, яркой искрой зажжётся точка под названием город Пятигорск. Именно там Игорь приобрёл нечто более ценное, чем паспорт и даже вид на жительство в стране Евросоюза (ага, латыши — они теперь такие, на хромой козе не подъедешь). В Пятигорске Игорь заработал свою профессиональную репутацию. Пиратский парусник на базе Dodge Ram 1500 — постоянный экспонат на выставочных стендах Kicx — это его работа. И купе Hyundai GK (можно было не раз увидеть там же). А ещё раньше пятигорская студия прославилась «Жуком» 1956 года выпуска с прозрачным капотом, наверняка видели. Теперь вот — «Нива». Почему «Нива»? Зачем «Нива»? Ну, во-первых, машина делалась не для SQ, а для ESPL, это уже кое-что объясняет. Проект этот начался далеко не вчера, и едва ли можно считать, что развивался благополучно, скорее, наоборот. Машину и её куратора преследовало какое-то странное невезение, то одно, то другое (включая аварию автовоза при доставке машины на Еврофинал в 2007 году. Хорошую такую, с переворотом...). В 2008-м до Европы удалось доехать без акробатики и привезти оттуда бронзу за ESPL. В этом году всё шло неплохо (тьфу-тьфу), серебро на финале России в ESPL, законное право на участие в «Европе», правда планы с прошлого года стали более амбициозны: выиграть не только в ESPL, но и в EMMA Racing, а здесь выбор автомобиля, наоборот, несколько озадачивает. Год, прошедший с прошлого сезона, ушёл у Игоря на доведение до гоночной кондиции и машины, и себя самого. Внешность обманчива: машина стала заднеприводной, в Тольятти достали специальный переходник, устанавливаемый на место раздатки; подвеска теперь — сборная от «Мерседесов» двух разных моделей, от третьей, ML — передние тормоза, задние — от Audi A3, на каком-то этапе к подготовке машины (и водителя) подключилась команда Lukoil, они в ответе за новую выпускную систему. Теперь дело за малым. Визу — в паспорт, бензин — в бак, и вперёд, в Роттердам. Однако оформление документов для человека (и машины) с данными, размазанными от Риги до Моздока, оказалось непосильной задачей. Для россиян. А евросоюзные латыши — тут как тут. Не вопрос, говорят, если России не нужны хорошие пси... ой, извините, вырвалось, мы хотели сказать «спортсмены», русский язык ir loti gruti... как это... очень трудный. Вы только выступите за Republika Latvija, хорошо? Хорошо. Выступил. Хорошо выступил. У сборной Латвии — одна золотая награда и одна бронзовая, обе получены в результате выступления «нового латыша» на русской машине с осетинскими номерами. Вот теперь — про машину... Игорь в ESPL и Racing пришёл из Sound Quality, поэтому просто построить сабвуфер на колёсах ему было не слишком интересно. В результате в машине оказалась пусть довольно своеобразная, но очень даже неплохо звучащая система, притом что требования к материалам отделки салона, например для SQ и SPL, диаметрально противоположны.



Источник сигнала — совершенно не эспиэльный 9255, причём на этапе подготовки он сменил источник, который Игорь считает по-настоящему звуковым — редкий у нас Sound Monitor, но тот по ряду причин для ESPL не годился. Лежит сейчас в коробке, ждёт другого проекта.













Из трёх усилителей в системе два — Kicx серии KAP. Один поканально обслуживает
среднечастотники в торпедо и пищалки. По мотивам максимальной громкости пищалки были сделаны сдвоенными, но позже Игорь одну пару отключил, даже в «давильной» машине вынести размывания зву-ковой сцены не смог. Второй KAP нагружен очень равномерно: на каждом канале ви-сят включённые параллельно мидбасы из комплекта Kicx PRO 6020, по мнению многих (в том числе и «тестовиков» нашей редакции) — самой удачной разработки фирмы с точки зрения качества звучания. Третий усилитель — «боевой», это Earthquake Power House с расчётной мощностью (при соответствующей нагрузке) до 10 кВт. Его нагрузка — один-единственный 12-дюймовый сабвуфер. Как всё это установлено: пищалки — ну это видно и понятно без слов. Для остального слова не будут лишними. Приборная панель изготовлена полностью новая, жёсткая, как положено в борьбе за децибелы. По углам, у стекла, фанерную конструкцию дополняют боксы объёмом примерно по 0,5 л, сделанные из пластиковых труб. Там размещены среднечастотники — слегка доработанные 4-дюй-системы I ВАЗ-21213 новые мидбасы из «стеклянного» комплекта GF 4.2. В собственных объёмах работают и все мидбасы, а их в общей сложности восемь, как вы уже могли посчитать. Работают попарно, в двери для этого встроены ящики из фанеры и стеклопластика объёмом по 8 л. Для того чтобы было где их разместить, Игорь пошёл на хитрость: изменил современную схему остекления двери, с цельным стеклом, на старую, с поворотной форточкой, в результате в передней части двери опускное стекло бывать перестало, дав место мидбасовым боксам. Тыловые пары мидбасов работают тоже в замкнутых объёмах, но здесь они выделены внутри боковин кузова, с заметно большим объёмом, это превращает задние мидбасы в более серьёзные басовые агрегаты, нежели фронтальные, на это и был расчёт, что и учтено в одном из вариантов настройки. Сабвуфер в эспиэльной машине, разумеется, это отдельный сюжет. Он установлен в задней части на стальной раме, под ней, во всю ширину — «боевой» Earthquake, по бокам — «бутерброд» из двух усилителей и дополнительный аккумулятор (с одного борта) и ещё два аккумулятора — с другого. К раме корпус сабвуфера крепится... ремнями. Это вот зачем. Игорь к настройке басового звена подошёл в высшей степени серьёзно. Корпус с толщиной стенок 30 мм (MDF плюс стеклоткань на смоле) снабжён тоннелем фазоинвертора на той же стенке, где установлена головка. Вернее, там — отверстие для тоннеля, их несколько, дающих частоту настройки от 43 до 60 Гц. Эммовский диск Игорь изучил вдоль и поперёк и для каждого трека нашёл наиболее результативную настройку, а значит — и тоннель. При этом для сохранения неизменным объёма корпуса сменные тоннели устанавливаются снаружи и выступают на разную длину, и для достижения наилучшего результата сабвуфер надо передвинуть так, чтобы «жерло» фазоинвертора осталось в той же, найденной опытным путём оптимальной плоскости. Эта концепция, кстати, отчасти Игоря подвела. То есть по прямому назначению сработала идеально, результат, показанный машиной с закрытыми дверями — самый ввысокий в классе, но за упрощённую, по мнению судьи, схему крепления тоннелей с оценки за базовую инсталляцию сдёрнули баллы, которых и не хватило, чтобы переплавить бронзу в более дорогостоящий металл. Зато на площадке «EMMA Racing»... Здесь по комплексу показателей Игорь ушёл от соседа по итоговой таблице сразу на 30 баллов и сразу по всем составляющим, от скорости на трассе до качества звучания. Так в копилке сборной Латвии появилась золотая медаль пятигорской чеканки...

back